Рената Литвинова: «Это был смертельный эксперимент, но с ним покончено, как и с Маргаритами»

В украинский прокат вышла картина Ренаты Литвиновой «Последняя сказка Риты» – фильм-платье, очень красивое, нарядное, немного винтажное и ветхое, как все мы.

В центре истории – три подруги: пациентка онкологического отделения Маргарита Готье, врач Надя и работница морга Таня Неубивко. Маргарита Готье (так, напомним, звали героиню романа Дюма-младшего «Дама с камелиями») умирает от рака легких. Надя и Таня решают не говорить ей о скорой кончине, а провести оставшееся время вместе. Но Таня Неубивко оказывается ангелом смерти, пришедшим, чтобы проводить Риту в последний путь.

Первый полнометражный игровой опыт Ренаты Литвиновой в качестве режиссера состоялся в 2004 году и назывался «Богиня: Как я полюбила». Причем по отношению к Ренате слово «богиня» не казалось самоуверенной нелепостью, а было более чем органично. Не за божественную красоту, а за какое-то неземное существование и восприятие действительности. Литвинова – несомненно, самая загадочная и странная женщина в российском кинематографе. И поэтому вызывает либо резкую неприязнь, либо безудержный восторг. «Богиня» была удивительным дебютом, непохожим ни на один фильм, снятый кем-либо когда-либо ранее: очень красивым, поэтичным, мистичным, сюрреалистичным, символичным, психически нестабильным и, что называется, от кутюр. Чуть ли не каждая реплика, произнесенная тем или иным персонажем, в узком кругу почитателей стала цитатой («Любовь – это… ну не мясо…, но что-то кровавое», «Я хочу сказать «я люблю тебя», но мне некому это сказать», «Ну какое у нее может быть имя, если она – это все», или щемящий монолог Полосуева «Как жить без дверей?!»).

Такой же стала и «Последняя сказка Риты», столь же красивой и образной, но, к сожалению, во многом вторичной.

Вороны, рыба, хорек и опарыши

Литвинова повторила себя не только в отдельных образах и символах (вороны, мертвая рыба, авоськи, разнаряженные старухи), но и в целых сценах (например, сон Фаины и сон Риты о проводах в загробный мир, очередь из этих самых разнаряженных старух, и слова мамы: «Не бойся, умирать нестрашно. Так надо. Так надо»). И все эти образы и символы уже не требуют мучительных расшифровок, они довольно прозрачны и очевидны.

Из милиции («Богиня») режиссер переносит действие в больницу (возможно, следующий фильм Ренаты будет посвящен пожарным). Надо сказать, что Рената, выросшая в семье врачей, испытывает явную слабость к этой профессии. В «Богине», как помним, тоже имелась чета докторов, в квартире которых была обнаружена пропавшая девочка.

Итак, события вновь разворачиваются в стенах тотальной убогости, затхлости и обшарпанности. Это Москва. Одна из поликлиник (несуществующих, так как декорации полностью возводились в павильоне). На одной из дверей большими буквами мелом нацарапано МОРГ. В эту дверь периодически заходит (и выходит) Таня Неубивко (Рената Литвинова) – девушка в больничном халате с большим шрамом на шее после перерезанного горла. Стоит заметить, что похожий образ использовался в одной из серии знаменитого сериала «Шерлок», где расследовалось дело об убийстве. Там, наверху (или внизу) она – ангел смерти, в черном вечернем платье и нарядном кокошнике, с хорьком под мышкой. Ангел собирает на земле красивые души, души, которые способны любить и любимы, и сопровождает их в последний путь. Одна из таких душ – умирающая от рака Маргарита Готье (Ольга Кузина), любимая женщина Коли, его богиня.

«Я бы хотела, чтобы смерть была похожа на тебя, в желтом платье и с бокалом шампанского», – говорит Рита Тане.

Третья подруга – врач Надя (Татьяна Друбич), спившаяся и опустившаяся некогда очень красивая женщина, давно утратившая способность любить и быть любимой. «Моя героиня – тотальная потеря», – как говорит сама актриса.

«Если разделить жизнь женщины на периоды, которые играет каждая из трех актрис, это могла быть одна женщина за целую жизнь в состоянии любви, в состоянии поиска любви и в состоянии потери», – говорит Литвинова о трех героинях своей «Сказки».

Рената много иронизирует в кадре, отчего общий настрой безнадежной грусти и упадничества сглаживается и разбавляется смехом (хотя этот смех тоже довольно печален, но такова уж правда о наших женщинах и наших реалиях). Например, сцены, где Таня Неубивко общается с мужчинами, за что после отчитывается и оправдывается «наверху»: «Мое тело изрядно потрепалось и поизносилось. Ведь мне нужно было не выделяться из мира людей, жить, как они. Выпивать. Много. И никогда не отказываться от свиданий с мужчинами, они в большой цене».

Кидает Литвинова камень и в сторону власти. Ее ангел смерти блуждает по улицам Москвы с радиоприемником, передающим адреса порталов – переходов из мира людей в мир высших сил. Называются улицы и номера домов, и каждый раз в конце фразы звучит слово «разрушен». «Ну что же эта за власть такая, которая рушит все красивые здания?!».

Рената снова обращается к образу матери, которая снится главной героине, Маргарите (в «Богине», напомним, маму Фаины играла Светлана Светличная). Здесь она приходит к Готье в лице главврача, красивой, холодной, почти ледяной женщины. Она катает Маргариту на санках, только вместо санок гроб. «Пожалуйста, можно не сегодня, можно завтра?..».

Музыка Земфиры (конечно же); одна из врачей, сильно напоминающая Жанну Агузарову (женщина, докладывающая на пятиминутке о количестве поступивших больных и умерших за день); дикий танец Тани Неубивко; доктор, зашивающий окурок в теле пациента; мертвая рыба вместо урны для праха; то живой, то выпотрошенный на чучело хорек; опарыши; нарциссы; бабочки; бант на голове Маргариты из сотни дымящихся окурков; кафе «Запределье»; ритуальное агентство «в ВЕЧНОСТЬ»; снег… – все это «Последняя сказка Риты». Грустная сказка Андерсена, если бы Андерсен жил сегодня.

И конечно же, аллюзии к любимой Кире Муратовой: смерть с косой из «Настройщика», нарядный головной убор в духе Снежной королевы из «Мелодии для шарманки».

Словом, кино в жанре Рената Литвинова – завораживающее, уникальное и неповторимое.

Рената Литвинова: «Опарыши были дрессированные»

В Киев «Последнюю сказку Риты» Рената Литвинова привезла лично. Что приятно удивило, так как на Одесский кинофестиваль, где фильм принимал участие в основной конкурсной программе, режиссер не приехала. В украинской столице Рената дала несколько интервью телевизионщикам, пообщалась с прессой на пресс-конференции и даже вышла к зрителям перед премьерой, улыбаясь и раздавая автографы. Дива была, как всегда, в черном, в головном уборе и с колье в форме змеи (также одного из символов смерти). Правда, «пообщалась с прессой» громко сказано. Пресс-конференция заняла менее тридцати минут, и то удивительно, что Литвинова смогла так долго выдержать. Украинские журналисты, что называется, «жгли».

- Вашу героиню в фильме зовут Таня Неубивко. Это украинская фамилия. Считаете, смерть родом из Украины?

- Нет. Считаю, это международное имя.

- Ваша мама – хирург. Обращались к ней за консультацией перед съемками? И за что так больницы не любите?

- Нет, к маме не обращалась. Я сама специалист. Вот могу вам укол сделать (улыбается). А больницы я обожаю! Как-то попала в больницу в Одессе. Так это был такой счастливый момент! Правда, к сожалению, у меня ничего не нашли и быстро выписали.

- Маргарита Готье представляет смерть, похожую на Вас, нарядную, в желтом платье и с бокалом шампанского. А какую бы смерть хотели Вы сами?

- Я бы с удовольствием встретилась сама с собой.

- В фильме так много разных костюмов…

- А Вы хотели, чтобы они все были одинаковые?

- … Нет…, я хочу спросить, приносили ли Вы какие-нибудь костюмы из собственного гардероба?

- Ох, такие вопросы наивные… Приносила. Много приносила. Что-то шили специально, дизайнеры.

- Почему у Тани Неубивко шрам на шее? Откуда он?

- Ну, она ведь рассказывает, что тело ее сильно пострадало от встреч с мужчинами, потому что от свиданий отказываться нельзя (смеется). И вот однажды в кафе к ней подошел незнакомый мужчина, извинился и перерезал ей горло…

- Почему снимаете такие тяжелые, грустные фильмы? Не хочется сделать что-то полегче?

- Это не тяжелый фильм, это очень веселый фильм. Вы его вообще смотрели?

- Да…

- А скажите тогда, где лежала героиня Друбич? (тест-проверка)

- Эээ… (тест не пройден)

- В «Богине» Ваша героиня тоже была в желтом платье. Почему именно желтый цвет?

- Хм, действительно. Но это случайно получилось. Я не повторяла цвет сознательно. Хотя вообще я люблю желтый.

- Персонажи «Последней сказки» очень много курят. А какие у Вас самой вредные привычки?

- Интервью давать.

- А по типу курения?

- «А по типу курения» – я не курю. Очень мало, если только нужно для роли. Сигарета в моем фильме – не пропаганда, а символ саморазрушения.

- Какие мастера или произведения вдохновили Вас на «Последнюю сказку Риты»?

- Прежде всего, «Орфей» Жана Кокто (фильм 1950 года с Жаном Маре в главной роли – Авт.). А что касается всех этих неистовых красок «вырви глаз» – это, конечно же, Кира Муратова и, пожалуй, Педро Альмодовар.

- В «Богине» Вам нелегко было справляться с мухами, воронами… В «Последней сказке Риты» появляются опарыши…

- (Перебивает) А Вы обычно легко справляетесь с мухами и воронами? Опарыши были дрессированные.

- (Видимо, не уловив иронии) А хорька дрессировали?

- Да, конечно, как только было свободное время, только этим и занималась.

- Вы выступили на проекте абсолютным автором: режиссером, сценаристом, продюсером, исполнительницей одной из главных ролей и даже художником по костюмам. Сняли независимую картину полностью на свои деньги. Расскажите об этом опыте.

- Опыт ужасный. Я не могла заплатить хорошему оператору, не могла заплатить актерам. С Земфирой мы заключили символический контракт на один рубль. И мне искренне жаль, потому что очень бы хотелось заплатить людям столько, сколько они заслуживают. Но с другой стороны, должна признать, что материальные ограничения помогают в творческом процессе, они сдерживают и направляют.

- Почему с Вами не приехала Земфира?

- Потому что человек работает, пишет новый альбом. Это я слоняюсь без дела.

- Что бы Вы посоветовали человеку, который хочет сказать «я люблю тебя», но ему некому это сказать?

- Страдать.

- Сами много настрадались на съемках?

- Да. Но есть результат.

- Номера разрушенных домов, которые называет радиоприемник, это реальные московские адреса?

- Да, все адреса реальные. Я очень люблю Москву, я ведь в ней родилась. Но когда мэром был Лужков, сплошь и рядом сносили старинные красивые дома, памятники архитектуры. Настоящий вандализм, варварство.

- А Лужков как-то сказал, что помогал Вам при съемках «Последней сказки»…

- Вы смеетесь?! Лужков вообще вряд ли кому-нибудь когда-нибудь помогал, он только рушил. К тому же мы даже не знакомы.

- Скажите, будет ли продолжение?

- Продолжение чего?

- Ну истории Маргариты? Ведь инсинуации… красной нитью… прослеживаются…

- «Инсинуации красной нитью прослеживаются» – Вы вообще думаете, что говорите?! История Риты закончилась. Она умерла, если Вы не заметили. «Инсинуации красной нитью» закончились.

- Вы говорили, что Вам очень нравится имя Маргарита. Как вообще выбирали имена персонажей?

- Открыла словарь Даля.

- После такого тяжелого опыта будете еще снимать кино на собственные деньги?

- Нет. Это был смертельный эксперимент. Но с ним покончено. Как и с Маргаритами.

После пресс-конференции Ренате быстро принесли чай, видимо, успокоительный…

Источник



9 комментариев

  1. otell wrote:

    Если хотите знать, как это выглядело изнутри – читайте. Не хотите знать – не читайте.

    Мое сердце разорвано в клочья
    Развалилось на сотню кусков
    Мое сердце замотано скотчем
    И уже никогда не пойдет

    Перемотано плотно, надежно
    Нет щелей и не будет беды
    Чтоб не бегали грязные твари
    Чтоб не лачили красной воды

    Ходят кругом глазами сверкая
    Распуская когтей веера
    Ямы ловчие твари копают
    Широко закрывая глаза

    Ройте глубже, натыкайте колья
    Да налейте горящей смолы
    Вожделенно меня поджидая
    Поджидая – пророчте беду

    Ваши мысли лишь ваша погибель
    Невозможно убить мертвеца
    Мое сердце разорвано в клочья
    И уже не пойдет никогда

    Попадая в глубокие ямы
    Те, что роете вы для меня
    Вы кричите, меня проклиная
    Широко закрывая глаза

    Не кричите, не ждите спасенья
    Ослепленные – вот ваш удел
    Ройте глубже, чтоб в них попадая
    Вам не мучиться долго…

  2. Ну это же, надо же!
    Чтоб у Ренаты Литвиновой, отчество было — Муратовна!
    Мистика, Космос … Во истину, чудны дела твои, Господи.
    На халяву не прокатило, посмотрел «Риту» в кинотеатре.
    В зал пришло 27 человек (двое ушли, минут через 15).
    Но никто не жрал попкорн, а три человека даже выключили телефоны!
    Я уже старый, 75, но как же я вас люблю.
    Это так отрадно осозновать, что кроме моих односельчан по району Новокосино, в стране Россия,
    кроме Малаховых с плюсом и с минусом, и пошлыми шутками перезревших КВН’щиков, в этой самой России,
    которую, чем больше любишь, тем больше ненавидишь, всегда найдётся красивый, и духовно тоже,
    и умный собеседник.
    Ну как это могло прийти в голову женщине, что умершие остаются живыми, пока пока мы — живые,
    обращаемся к ним в своих воспоминаниях! Простите мне мой гендерный шовинизм.
    Жаль, вот моей жене, тоже Вашей поклоннице, фильм не понравился. И вот почему.
    Для большинства людей тема смерти — табу. Им просто тяжело эту тему обсуждать.
    А я вот, к счастью, за долгую жизнь почти поборол в себе поглощающий разум ужас смерти
    и получил огромное удовольствие от фильма, и от возможности ещё раз пообщаться с Вами.
    Спасибо Вам и Судьбе, посылающей таких современников.

    - «Инсинуации красной нитью прослеживаются» – Вы вообще думаете, что говорите?!

    Я на одном Форуме по оздоровлению с помощью дыхания тоже поражаюсь, подавляющее большинство
    ни говорить, ни думать не способно. Особенно журналисты!

  3. Антеро. wrote:

    Рината, Вы сказали мне, что надо страдать, когда некого любить. Но это невыносимо. Лучше любить просто.
    Знаете, меня извините тошнит даже просто от слова «деньги». И я готов слегка Любить. Хотя расстояние у меня вызывает неопределённость ощущений. Посему я был бы рад Вас увидеть воочею. То есть глазами в глаза.
    Вам бы мне и ответить. Потому что я вообще простой человек. Но вот вы как женщина пытаетесь меня так трогательно заставить страдать без намёка на результат. Это меня расстраивает. Вот так. Антеро.

  4. Антеро. wrote:

    Рената, я ошибаюсь в правописании. Я пишу Ваше Имя с буквой и.
    Но не в том и вопрос: что у Вас=артистов с руками? Вы их как то закручиваете, = не знаете куда деть?
    Я вот на этот вопрос пока не нашёл здесь никаких ответов. Прошу меня просвятить в этом вопросе. С уважением. Антеро.

  5. Я бы спросил: » Вы бы хотели научиться програмировать сознание людей? »
    она бы ответила как-бы в шутку:
    » Да! »
    а я бы сказал: » я тоже »
    а она бы спросила: » а зачем? »
    а я бы ответил: » чтоб знать приколы, и что-бы ни одна тварь не заставила меня делать то, что мне не надо.»

  6. Я кина не видел. Жду пока появиться в Харькове, если появиться, или пиратскую экранку жду. Но паранормальное явление мы сходное наблюдали два раза за день с товарищем-другом в 2008-2009 примерно году.
    Чёрно-мутный возникающе-летающий объект. если б я один видел, то это да, но мы видели вдвоём в одном месте и в другом тёмное время суток за примерно 7 километров и ничего не принимали, так что демоны существуют. я её люблю и мне хочется знать, что она видела настоящих
    ангелов не демоно-галюцинатворных. Я не понимаю оживление хорька в кине. спасибо.

  7. Кстати, когда я увидел чёрно-мутный возникающе-летающий объект, который точно не был похож ни на что, почему и привлёк вероятно наше внимание, то товарищ-друг первым сказал об увиденном, и я понял, что этот объект действительно имел место быть.